Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Кристобаль там правил бал, там правил бал!

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
ФОТО: LUX

Увы, сейчас человеку, далекому от мира от кутюр, мало скажет и эта красивая фамилия: разве что с парфюмерией проассоциируется. А ведь Баленсиага произвел революцию в моде и заложил основу современного дизайна.

Где под мини-юбкой спрятать не слишком прямые ноги? Как заправить свисающий жирок под пояс на линии бедер? Чего бы еще подложить в бюстгальтер, чтоб появился хотя бы намек на бюст? И вообще, каким образом загнать свое тело в модную одежду? Здесь худеем, тут качаем, там утягиваем – а толку?  Все эти горькие вопросы были неведомы клиенткам великого Баленсиаги, наоборот, женщины с недостатками внешности вызывали у него профессиональный интерес: сделать красивой любую – долг кутюрье.

Он предпочитал свободно скользящие формы, которые драпировали фигуру, скрывая ее изъяны. Всегда исходил из желания заказчиц, но не одобрял тех, кто выбирал не идущие им наряды: «Ни один модельер не в состоянии сделать неэлегантную женщину элегантной». Считал, что вечерние туалеты должны быть максимально роскошными, а дневные – предельно строгими.  Он производил только эксклюзив и презирал массовость, не выносил дешевку, определяя ее баскским словом «курси»...

Перевод с французского на испанский

Кристобаль Баленсиага Эйсагуре родился 21 января 1895 года в Испании, точнее – в Басконии, в местечке Гетария, в семье рыбака и швеи. Когда ему было 12 лет, отец погиб и семья перебралась в Сан-Себастьян. К этому времени Кристобаль уже умел шить, и его отдали в подмастерья к портному.

Курортный Сан-Себастьян был популярен среди испанской знати, и мальчик имел возможность любоваться роскошными нарядами, мечтая о тех временах, когда сможет создавать такие же сам. Но мечтать мало: необходимо оказаться в нужное время в нужном месте. И про второе счастье – наглость – тоже не зря сказано. Баленсиаге было всего 13 лет, когда он подскочил к выходящей из церкви красавице маркизе де Касас Торрес и сообщил ей, что из такой хорошей ткани он сшил бы ей туалет гораздо лучше.

В результате ошарашенная маркиза сделала ему заказ. Успех превзошел все ожидания, и с этого момента аристократка покровительствует юному дарованию – устраивает его работать к модному дамскому портному Калле де Хернани, оплачивает поездку на обучение в Париж.

Вернувшись в Испанию, Кристобаль начал с переделки французских моделей под вкусы и особенности телосложения испанок. Испанки пришли в восторг, и в 16 лет Баленсиага открыл собственную мастерскую, а в 20 – Дом моды. Вскоре его салоны были уже и в Барселоне, и в Мадриде, и в них одевалась высшая знать Испании, в том числе и члены королевской семьи.

В чем секрет такого быстрого и ошеломительного успеха? Во-первых, Баленсиага шил только очень дорогую одежду из самых лучших тканей. Во-вторых, каждую женщину он считал привлекательной, и для того, чтобы такое мнение могли разделить и другие, использовал ряд приемов. Например, укороченный рукав, отстающий от шеи ворот, завышенная линия талии... Все это создавало оптическую иллюзию женственности, хрупкости, зрительно удлиняло ноги.

Попасть в «десятку»

Пластичность привносили округлые линии – вырезы и воротники, рукава сохраняли необходимую форму во время любых движений. Баленсиага использовал только жесткие и плотные ткани, поэтому его произведения напоминали скульптуру, что также скрывало недостатки фигуры и выгодно подчеркивало ее достоинства. Ну, и главное – совершенство кроя и умение создать образ. «Модельер должен быть архитектором в эскизах, скульптором в форме, художником в цвете, музыкантом в гармонии и философом в чувстве меры», – говорил мэтр.

В Испании начинается гражданская война, и кутюрье переезжает в Париж. Он открывает салон на авеню Георга Пятого, 10. (Кстати, и свои первые духи он назовет Le Dix , то есть «Десять»). Понимая, что от успеха первого показа в столице мировой моды зависит его будущее, Баленсиага влезает в долги. И в 1939 году демонстрация его новой коллекции «Инфанты» проходит с оглушительным успехом.

Во время Второй мировой костюмы от Баленсиаги, несмотря на немалый риск, вывозятся из Парижа контрабандой. А уж после войны, когда миру потребовалась не просто одежда, но и новый стиль, наступила «эра Баленсиаги». Расцветом его творчества считается конец 1940-х и 1950-е годы. На этот период приходится большая часть его изобретений: рукав три четверти, широкие плечи в сочетании с узкой талией, платья-туники и трапеции, юбки-бочки, платья-мешки, узкие силуэты, пальто-каре, огромные капюшоны, свободные пальто без воротников и застежек и многое другое.

Основой его стиля была сдержанность. Баленсиага считал, что привлекательна женщина, одетая в платье, которое лишь слегка намекает на то, что под ним скрыто. Он презирал накладные бюсты и бедра, стараясь максимально раскрыть пластические возможности ткани. Большое значение для него имел силуэт в профиль, отсюда отлетные и объемные спинки жакетов. И именно Баленсиаге принадлежит идея вечернего платья, абсолютно закрытого спереди, но с сильно декольтированной спиной.

В каждой своей коллекции Баленсиага одну-две модели полностью создавал своими руками, виртуозно изготавливал костюмы методом наколки, мог сделать любую выкройку и шов. «Он единственный кутюрье в прямом смысле слова – все остальные дизайнеры», – говорила Шанель, имея в виду, что только Баленсиага  может нарисовать, скроить, собрать и сшить платье от начала до конца.

Победа мира ширпотреба

Салон Баленсиага обрел репутацию самого дорогого: скидок не делали даже постоянным клиенткам. Зато это были дамы, славящиеся чувством стиля: герцогиня Елизавета Виндзорская, Грейс Келли, испанская королева Виктория, Полин де Ротшильд, Марлен Дитрих, Мона фон Бисмарк, Ингрид Бергман, Глория Гиннес...

Великий кутюрье избегал публичности: не любил фотографироваться и давать интервью, во время показов никогда не выходил на сцену, общался лишь с узким кругом людей. Но среди своих был остроумным и раскованным. И вырастил учеников, в числе которых Оскар де ла Рента,  Андре Курреж, Эммануэль Унгаро и Юбер де Живанши.

В конце своей карьеры Баленсиага задумался об экспорте и разрешил американским производителям одежды снимать копии с его моделей. А в 1968 году отправился в США, посетил швейную фабрику и понял,  что не может доверить машинам изготовление изысканных туалетов. Он относился к одежде как к произведению искусства, массовость, с его точки зрения, убивала высокую моду. И в том же году он начал закрывать свои ателье в Париже, Мадриде и Барселоне, объяснив, что не видит для себя будущего в мире, «где победил вульгарный уличный стиль». Он продал свой Дом, уехал в Валенсию и в последний раз появился на публике в 1971 году на похоронах Шанель, а через год  умер и сам.

Популярность бренда стала сходить на нет. Хотя ученики Баленсиаги и создавали вещи в его стиле, у самой марки не было достойного преемника. И только в 1988 году, когда владельцами Дом Баленсиага стали Жак и Режин Конкьеры, началось возрождение из пепла. C 1998 года Дом возглавляет Николя Гескьер, которому удалось вернуть Дому тень былого величия.

Наверх