Заметки о месте моды в эволюционной динамике

ФОТО: Tallinn Fashion Week

Почему я в последнее время так часто размышляю о моде? Мне кажется, что сегодня критерии оценки качества чего бы то ни было определяются только модой. При том грандиозном перепроизводстве средств саморепрезентации, чтобы тебя услышали-увидели, нужно войти в моду. Ну вот как философ Слава Жижек, например. Однако так было не всегда.

Мода — исторически определенный феномен, она появляется, по сути, с крахом феодализма. До этого не было моды, был обычай и уклад. Ренессанс — эпоха первых модников и модниц. При этом мода появляется по достижении определенного уровня самосознания. Это когда принц может позволить себе одеться нищим, осознавая, что принц и нищий — это всего лишь роли, требующие того или иного костюма, пишет журнал Плуг.

Появление такого типа сознания для меня несомненно связано с теоретическим изучением и практическим применением прямой перспективы в живописи. До научных разработок Ренессанса средневековый художник изображал пространство как бы с ТОЙ стороны холста или доски, и несколько сверху. Сегодня мы называем это обратной перспективой. Павел Флоренский в своей работе «Иконостас» писал про иконы в православном храме, что это окна в мир высших ценностей, это окна как бы с точки зрения Бога.

В конце средневековья мы видим, как точка зрения Бога замещается точкой зрения художника-зрителя — Павел Флоренский называл прямую перспективу эгоистической. При этом мы наблюдаем, как возрастает правдоподобие изображения и как мельчают при этом сюжеты. Мельчают часто до полного распада изображения и —  шире — сообщения. Этот процесс переворачивания перспективы происходит в коллективном сознании человечества, а художники фиксируют этот процесс визуально и строят программы нового мироустройства. Кстати, очень похожие процессы прошли в Древней Греции и Риме. И очень похожий цикл мы видим уже на примере локального искусства — кинематографа. Как только человек постигает тайну воспроизведения иллюзии, он сначала зацикливается на себе, а потом разлагается. Это разложение носит моральный и логический характер.

Но вернемся к моде. Мода — это ментальное поветрие, при этом распространяемое яркими индивидуальностями. Мода — это не просто характер, а репрезентативный характер, то есть более осознанный его носителем, представляющим реакцию публики. И при этом мода — это подражание. Для асов и генераторов моды — это умение вызывать подражание, оставаясь неподражаемым.

При нынешнем грандиозном перепроизводстве средств саморепрезентации, чтобы тебя услышали-увидели, нужно войти в моду. Даже философа услышат только тогда, когда он войдет в моду, ну вот как Слава Жижек. При этом мода расслаивается все радикальнее: кутюр носить невозможно, и все южные североамериканские штаты боготворят застиранные до кальсонного цвета трусы и майки. Кто-то молится на Гуччи, пошитого давно уже в Индонезии, а кто-то распускает уродливые свитерки из Humana на чистый мохер и сам вяжет себе эксклюзив. И отказаться от этой свободы самовыражения уже невозможно.

Но сколько я не всматриваюсь в этот феномен моды, я не могу в нем обнаружить никакой осмысленной цели.

                                                       ***

Что же такое мода?

Эпидемическое ментальное поветрие, которое начинается обычно с какой-нибудь ерунды, но в безумии доводит некоторых людишек до уродства и психоза. Изучая моду, мы тем самым изучаем природу трудно мотивируемых инфекций. Мода может быть на что угодно, например, мода на гомосексуализм или мода на круглые шляпы, мода на самоубийства, на физику, на лирику. Мода несомненно как-то связана с естественным отбором, но очень причудливым образом.

Мы знаем жуткие примеры изуродованных женских шей и ног в некоторых культурах, и это началось даже не с приматов. Стоит посмотреть на некоторые рога... Интересно, что в животном мире моде подвержены прежде всего самцы, у человека оба пола совершенно сумасшедшие до моды. Долгое время мужчины формировали образ ТП (тупой самки), который и стал преобладающим в женской половине человечества. Если кому-то еще непонятно зачем, то я объясню это так: ТП легче управлять, это все компенсаторика обиженных природой самцов. Ущербные на одну кривую хромосому, они были вынуждены сначала наращивать рога, а потом еще и крутить мозгами побыстрее, вот так-то… В то же время самки по лени сразу перешли к сути и быстро вычислили, что главное это не внешность, а деньги. Грустная картина, особенно как посмотришь на тех, кто нынче в моде, кажется — полное безумие. Бородатые кончиты, что несомненно отражает общее состояние умов, размытых почти до полной неразличимости нормы. А ведь мода еще всегда имеет отношение к норме, к среднестатистическому состоянию умов.

Мода — это маркированное отклонение от нормы, которое постепенно становится новой нормой в полном соответствии с третьим законом семиодинамики о смене центра и периферии, но если нет нормы, то от чего отклоняться?

И все же я считаю, что модой можно манипулировать, моду можно формировать и нужно аккуратно направлять, если не мы, то кто? То, у чего нет цели, может быть просто носителем того, у кого цель есть

НАВЕРХ