Сама виновата: как жертву насилия заставляют молчать

Perevägivald.

ФОТО: SCANPIX

Сегодня, 25 ноября — Международный день защиты женщин от насилия. И правда в том, что пострадавших приходится оберегать не только от преступника, но еще и от общественного осуждения. Именно из-за такого отношения к себе жертвы скрывают факт изнасилования, не могут получить помощь и вернуться к нормальной жизни, а преступники остаются безнаказанными.

Мы никогда не узнаем, сколько на самом деле женщин становятся жертвами изнасилования. Полицейская статистика отражает картину лишь частично: далеко не все пострадавшие находят в себе силы обратиться в правоохранительные органы и стойко перенести длительный и унизительный судебный процесс. Реакция людей, которым посчастливилось не пережить подобный страшный опыт, усугубляет у жертв чувства вины, стыда, беспомощности.

Мария Мохова, исполнительный директор независимого благотворительного Центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», помогла разобраться в том, какие именно общественные убеждения оправдывают преступника и поощряют насилие.

Убеждение 1: «Она спровоцировала мужчину: надела короткую юбку, каблуки, флиртовала, выпивала и смеялась»

Мария Мохова объясняет, почему подобное преступление в принципе не может быть спонтанным: «Насильник всегда планирует свои действия так, чтобы обеспечить себе безопасность. Он никогда не нападет на жертву в людном месте или при таких условиях, когда она сможет дать ему отпор».

Поэтому ему практически не важно, как именно выглядит женщина: вызывающе или скромно. Главная его цель: чтобы она не могла сопротивляться, позвать на помощь и, желательно, не получила никаких очевидных физических травм. Чтобы в случае, если она все же заявит в полицию, у него всегда был шанс оправдаться: «А что я такого сделал? Я проявил внимание, приласкал и не причинил абсолютно никакого вреда».

Наконец, вполне естественно, что женщины хотят быть красивыми, желают нравиться и притягивать к себе мужские взгляды. Именно поэтому они делают укладку и макияж, подбирают одежду, пусть иногда и откровенную. Это нормально: хотеть любви, внимания, общения и даже секса. Ни одна женщина, подводя глаза и крася губы яркой помадой, не мечтает стать жертвой насильника. И никакие действия женщины не должны рассматриваться как провокация изнасилования.

Убеждение 2: «Она не сопротивлялась»

Женщина могла кусаться и использовать любые подручные предметы для самообороны. Могла кричать, звать на помощь. Вырваться и убежать, наконец. Если этого не делала, значит и насилия никакого не было, все произошло добровольно.

Мы уже знаем, что чаще всего по воле преступника жертва оказывается в ситуации, когда рядом никого нет и звать на помощь некого.

«Еще и такой момент: все люди разные, и реагируют на внештатные ситуации по-разному. Одни и правда способны дать отпор — словами и действиям. А некоторые, скромные, тихие — просто теряются. Отсутствие ярко выраженной реакции не означает согласия на насилие», — объясняет Мария Мохова.

Есть и особые случаи: невозможно сопротивляться, будучи в состоянии замутненного сознания.

«Почему-то общество осуждает пьяных жертв. Но вообще с точки зрения закона преступление против человека, который не способен адекватно реагировать на происходящее, приобретает отягчающий характер и предполагает более суровое наказание», — резюмирует Мария Мохова.

Убеждение 3: «Насильники — жестокие незнакомцы из темного переулка, а она обвиняет в преступлении своего знакомого, который якобы напал на нее у нее же дома»

Нас с детства пугают страшилками о маньяках в парке. А между тем 65% изнасилований совершает знакомый человек. Тот, с которым жертва встречалась несколько раз и которому уже имела право доверять. По крайней мере, от которого не ждала нападения.

Помните? В парке, на улице — небезопасно, мимо могут ходить люди. Наконец, там холодно и мокро, особенно — зимой. А преступник заботится о себе. «Плюс, когда на улице нападает незнакомец, женщина, скорее всего, отреагирует ярко, агрессивно, с применением силы», — объясняет Мария Мохова.

Поэтому чаще всего насильник — знакомый, и преступление, вероятнее, произойдет дома: у нее или у него. И жертва будет пытаться его уговорить, упросить, убедить не причинять ей вреда. И, к сожалению, такое поведение насильник воспринимает как «не отказ». Как согласие.

Убеждение 4: «Она соблазняла его, а какой нормальный мужчина устоит!»

Далеко не каждый раз возбуждение мужчины заканчивается половым актом. Мужчины умеют сдерживаться, контролировать себя. Вообще, согласитесь: такое мнение по отношению к мужчине вполне оскорбительно. Он что, животное, не способное себя контролировать и поэтому бросающееся на все, что движется?

«Наконец, изнасилование — это не секс и не имеет к нему никакого отношения. Это преступление против личности, нанесение человеку травмы», — говорит Мария Мохова.

Поэтому так важно наконец-то понять: цель любого насилия, в том числе сексуального — не получение удовольствия. А унижение другого человека, подчинение его воли. И этому преступлению не может быть никакого оправдания.

НАВЕРХ