Ведущий врач раскрыл мучительную правду о недоношенных детях

Младенец. Иллюстративный снимок.

ФОТО: SCANPIX

Это самый сложный вопрос, который врачу порой приходится задавать женщине о том, чтобы рожать крошечного и сильно недоношенного ребенка: «Вы хотите, чтобы мы попытались спасти вашего ребенка?»

Все потому, что статистика очень угнетающая: только одного из 10 малышей, рожденных на 23 неделе срока, выписывают домой с минимальными нарушениями; тогда как 3 из 10 остаются с серьезными умственными или физическими проблемами. А остальные 6? Несмотря на старания врачей, они умирают, передает soulpost.ru.

Но что эта статистика значит для матери, которая уже чувствует ребенка внутри себя, чью жизнь мы обсуждаем? Она гладит свой живот и представляет, как малыш делает свои первые шаги, идет в школу, заводит свою семью…

И вдруг ее спрашивают, позволить ли ее сыночку или дочери уйти с миром при рождении или рискнуть встретиться с серьезными трудностями… Конечно, каждая мать хочет верить, что с ее ребенком случится чудо, и что он станет тем одним благословенным из 10 по статистике. И она будет бороться за него до последнего.

И вот, с минимальными шансами на счету, этих детей реанимируют.

«Мы все еще пытаемся понять причины, по которым природа заставляет этих детей так рано рождаться. Она предполагает, что ребенку пора появиться на свет, чтобы жить без экстремального медицинского вмешательства и поддержки. Должны ли мы ему помогать, если статистика так ужасна и это огромный стресс как для ребенка, так и для семьи? Это серая зона медицинской этики», — отмечает врач Ангхарад Кэр из центра преждевременных родов Harris-Wellbeing Preterm Birth Centre в Ливерпуле.

«Проблема в том, что хотя мы можем сохранить жизнь детям, рожденным рано — вплоть до 22-23 недели срока, современная медицина еще не может гарантировать им хорошую жизнь в долгосрочной перспективе, — продолжает врач. — Но если родители просят нас сделать все возможное для спасения ребенка, мы должны уважать их выбор. Если у их малыша удовлетворительный вес и хорошие показатели, у них есть небольшой шанс. Но если ребенок даже дышит с помощью аппарата, что тогда?

В лучшем случае через несколько месяцев агрессивного лечения они уйдут домой здоровыми, с хорошими прогнозами. Но это случается лишь в 10% случаев. Для остальных будущее менее приятное.

В обществе есть неправильное представление о том, что недоношенность означает только маленький вес. Но реальность намного более тревожна.

Во-первых, 60% умирают в первые же часы. Иногда сразу становится ясно, что его проблемы со здоровьем настолько сильны, что и врачам, и родителям приходится решать, а стоит ли оставлять ребенка страдать от этого всю жизнь. И многие соглашаются, что лучше отключить аппаратуру и позволить малышу уйти с миром.

Так же трагически уходят другие детки, за которых все решает природа: у них развивается инфекция или начинают отказывать органы, и они умирают, что бы мы ни делали.

В других 30% случаев родители забирают домой ребенка с ограниченными физическими или умственными возможностями, которому понадобится пожизненный уход. Часто такое испытание для семьи заканчивается разводом, потерей работы, психологическими расстройствами, не говоря уже о психическом состоянии самого ребенка, которому придется жить с такими проблемами со здоровьем.

Порой мы, врачи, часами обсуждаем с женщиной это мучительное решение. Мы говорим о нервно-психических проблемах ребенка — ДЦП, эпилепсия, проблемы со слухом, зрением, речью. Сильно недоношенные дети часто умирают, еще не успев пойти в школу.

Но чаще всего все наши слова впустую. Первый материнский инстинкт — защищать своего ребенка. И даже лучше всех зная всю безнадежность ситуации, я бы поступил так же. Хотя я не мать, но я все это наблюдаю каждый день.

Самое ужасное, что женщина может винить себя в ранних родах. Мол, может она много тренировалась, или сильно волновалась. Но даже врачи не могут объяснить причину преждевременных родов, и наша задача — понять эту причину, чтобы ее предотвратить».

НАВЕРХ