Мать отсудила 16 млн долларов у клиники, где акушерки запихивали ей младенца обратно

Фото иллюстративное

ФОТО: SCANPIX

32-летняя Кэролин Малатеста решила рожать своего четвертого ребенка в Бруквудском медицинском центре (Brookwood Medical Center) в Бирмингеме, штат Алабама. Своих старших детей она рожала в обычных клиниках, где роды проходят на стандартном медицинском кресле для родов, в положении на спине, с применением медикаментозных анестетиков. Но Малатеста заинтересовалась в новом медицинском центре, потому что слышала, что там нацелены на естественные роды, а схватки протекают без лекарственного обезболивания. Центр обещал комфорт и возможность выбора, как будут протекать твои роды.

«Они крутили рекламный ролик по телевидению, где врач говорил о «естественных родах», о том, как он обеими руками за такое родовспоможение. Я давно хотела попробовать естественные роды, но боялась, что что-то может пойти не так, а тут мне предлагали тот же вариант, но рядом находились бы грамотные специалисты, и я решилась попробовать», — рассказывает Кэролин, сообщает Newsbuzz.ru.

Затем Малатеста позвонила в клинику и уточнила у врача, правда ли то, что говорится в рекламе. Доктор подтвердил и добавил, что она «может рожать в любом положении, необязательно лежа на спине», а также, что женщине вовсе не обязательно находиться под постоянным наблюдением. И Кэролин окончательно укрепилась в своем решении рожать в Бруквудском медицинском центре.

12 марта 2012 года в 2.30 ночи женщина поехала в клинику, почувствовав обильные выделения и решив, что у нее отошли воды. Врач еще не заступил на смену, поэтому Кэролин оказалась на попечении медсестер.

Жизнь всех семей меняется с той минуты, когда они приезжают в роддом, чтобы дать появиться на свет своему малышу. Но никто не ожидает, что это произойдет так драматично, как в случае с Кэролин Малатестой.

Когда центр открылся в 2011 году, он позиционировал себя как клинику, поддерживающую естественные роды. После трех традиционных родов в обычной клинике Малатеста была рада узнать о том, что существуют другие варианты. Для нее была очень важна возможность выбора, как будет проходить процесс родов.

Но Кэролин предстояло обрести очень болезненный и травмирующий опыт. По данным медицинской статистики, осложнения при родах возникают гораздо чаще, чем при протекании всего срока беременности. Однако некоторых проблем в случае Малатесты можно было избежать.

Когда пришло время родов, ее врач еще не был на месте, и женщину передали в руки акушерок и медсестер. Их работу не назовешь простой. Они не только помогают ребенку появиться на свет, но еще и несут ответственность за родильницу и новорожденного в период схваток и потуг. Они должны поддерживать женщину на всем протяжении родов, инструктировать ее. Многие матери затем отдельно благодарят не только врача, но и акушерских сестер.

У Малатесты был другой опыт. Как только она вошла в родильный зал, медсестра сказала ей сходить в туалет, потому что у нее не получится это сделать в родах. Это ввело в замешательство Кэролин, ведь врач сказал ей, что беспроводные датчики позволят ей быть мобильной. К сожалению, ее доктор еще не заступил на смену.

«Это было какое-то бесконечное перетягивание каната, постоянно жонглирование фразами «Но мой врач разрешил мне» и «Но вы не можете этого сделать», — вспоминает Малатеста. — «Медсестра обращалась со мной как с непослушным ребенком!»

Во время родов происходила постоянная борьба за власть. Малатеста послушно выполняла все, что ей говорили, даже если это разительно отличалось от рекламных проспектов. Так, она надела медицинский халат, несмотря на то, что клиника заявляла, что женщина может быть одета в собственную одежду. Когда Кэролин спросила медсестру о причинах такого распоряжения, то не получила никаких объяснений.

Одна из акушерок сказала Малатесте лечь на спину, но женщина осталась стоять на четвереньках, потому что чувствовала, что в этом положении ей удобнее. Тогда акушерка насильно перевернула ее на спину. А другая в это время держала появившуюся головку младенца и сильно толкала ее обратно, не давая новорожденному полностью вылезти наружу.

«Акушерки крепко меня держали, а я боролась изо всех сил, боролась по-настоящему», — рассказывает Кэролин.

Ее муж, присутствовавший при родах, полагал, что раз медсестры ведут себя так агрессивно и напористо, то у них на это есть веские основания. Возможно, случилось что-то серьезное. Но это было не так.

Шесть минут спустя в родильный зал ворвался доктор Малатесты. А еще через минуту на свет появился ее сын Джек.

Родильница рассказала о своих переживаниях и психологическом дискомфорте мужу, близким друзьям и персоналу клиники.

Она была рада тому, что у нее родился здоровый ребенок, но не могла понять, почему ее заставили лежать на спине на протяжении всего периода родов, несмотря на боль и на рекламные лозунги клиники, упирающие на возможность выбора. Кроме того, она заметила признаки повреждений, полученных при родах: Кэролин испытывала неестественные ощущения, булавочные покалывания, онемение, жжение. Неприятные симптомы не только не утихали, но становились все сильнее.

Повреждения, полученные при борьбе во время родов, привели к значительному ухудшению здоровья.

Малатесте пришлось превозмогать боль, которая постепенно настолько усилилась, что женщине пришлось полностью отказаться от секса. В итоге ей пришлось переехать к родителям, чтобы получить круглосуточный уход и поддержку. Она обратилась в клинику акушерства и гинекологии, в которой получила квалифицированную медицинскую помощь.

Врачи диагностировали у нее постравматический синдром и пудентальную невралгию. И женщина захотела получить ответ в «Бруквуде».

Будучи дочерью в семье медиков (ее отец и бабушка были врачами), сначала Малатеста не хотела открывать судебную тяжбу.

Она обратилась в администрацию клиники, где ее перенаправили к вице-президенту, а оттуда — к юристу клиники, а затем и вовсе отказали в просьбе о встрече.

«В тот момент я поняла, что, несмотря на то, что мне хотелось бы избежать судебного процесса, исковое заявление — единственный способ заставить их выслушать меня», — вспоминает Кэролин.

Суд признал «Бруквуд» виновным в халатности и мошенничестве и присудил клинику выплатить семье денежную компенсацию 16 млн долларов. Десять из них предназначались Кэролин за травмы, которые она получила во время родов, один — ее мужу за утрату супружеской общности, и еще пять — в качестве компенсации пудентальной невралгии.

Лечащий врач Малатесты уверен, что полученные ею травмы лечению не подлежат, но семья продолжает надеяться на лучшее.

Многим женщинам говорят, что нужно быть готовыми к тому, что что-то может пойти не так, как они планировали, ведь процесс родов очень непредсказуем. Но Малатеста уверена, что эта фраза — всего лишь одна из самых любимых отговорок врачей для того, чтобы сделать по-своему, как им привычнее и легче, вместо того, чтобы дать женщине возможность выбора.

В своей статье Кэролин продолжила: «Никто не может гарантировать того, что роды обойдутся без травм и неприятных последствий. Но врачи могут гарантировать свою помощь и поддержку, основанную на их опыте и знаниях».

После выхода статьи Малатесте стали писать и рассказывать о своем опыте другие женщины, некоторые из которых рожали в той же клинике.

Малатесте понадобилось четыре года и огромное количество поддержки, чтобы выиграть дело в суде. При чтении вердикта многие в зале прослезились, вспоминает Кристен Паскуччи, основательница ассоциации Birth Monopoly («Монополия на рождение»). Она была одной из тех, кто поддерживал Кэролин на протяжении всех лет ведения судебного процесса.

Паскуччи — ведущий адвокат, защищающая права рожениц, поставившая перед собой цель сделать «более прозрачной и немного более клиентоориентированной систему ведения беременности в США».

Рассказ Малатесты о ее опыте родов в «Бруквуде» прокомментировали разные женщины. Некоторые пожаловались на такое же ужасное отношение к себе в этой клинике. Кто-то посчитал, что Кэролин зашла слишком далеко в своих обвинениях: у нее были стремительные роды, и акушерки пытались помочь ей, как умели. Большинство же резко осуждали саму идею естественных родов, считая ее опасным модным поветрием. «Когда-нибудь видели фильмы, где актрисы кричали во всю глотку во время родов? Так выглядят естественные роды. Это самая мучительная боль, которую только можно придумать», — написала одна из комментирующих женщин.

Конечно, последнее слово остается за Малатестой. Это ее опыт, ее травмы и ее победа в суде. Но очень радует, что женщины готовы обсуждать такую интимную проблему, как роды, и такую щекотливую, как неуважительное обращение врачей.

НАВЕРХ