Обеспокоенная мать: это ненормально давать четырехлетнему ребенку нож в руки, чтобы вырастить из него «настоящего мужчину»

Фото иллюстративное

ФОТО: SCANPIX

31-летняя Теэле и 32-летний Андри каждый день ссорятся по поводу воспитания своего четырехлетнего сына. Мать считает, что отец разрешает делать ребенку слишком опасные вещи, ведь, по его словам, «в моем детстве все так делали». Также отец семейства переживает, что его сын вырастет маменькиным сыночком. Теэле говорит, что сын уже пострадал по вине отца, однако ее муж не приклонен, пишет Nelli.ee.

«Андри мне много раз рассказывал о своем детве с ностальгией и то, как он в детстве играл. Еще до рождения нашего сына он мне говорил, что хочет, чтобы и тот познал счастливое мальчишеское детство. Андри много занимается с ребенком, чему я рада, но как только сын повзрослел, некоторые вещи стали меня напрягать.

Например, он считает, что сын должен гулять в любую погоду, потому что не бывает плохой погоды, а бывает неподходящая одежда. Но я не хочу, чтобы мой ребенок заболел. Также он считает нормальным, что наш сын один играет в саду, а калитка у нас не закрывается, поэтому сын уже выбегал на улицу. Конечно, надо сделать в первую очередь ворота, но мы еще не успели.

Они с отцом часто вместе играют и что-то мастерят, что может быть лучше? Но после того, как мы уже побывали с сыном в отделении экстренной помощи с глубоким порезом руки, это уже не звучит так прекрасно. Четырехлетний ребенок еще слишком мал, чтобы доверять ему ножи, молотки и электрические приборы. Но по мнению Андри, так он учится на своих ошибках.

Я считаю, что обеспечение безопасности ребенка - это главная обязанность родителя. Кроме того, ребенок иногда говорит, что мужчины не плачут…. Это выражение может быть еще применительно к школьникам, но никак не к маленькому ребенку.

А еще Андри считает, что четырехлетнего карапуза можно оставить одного дома, ведь в детстве ему самому очень нравилось находиться одному дома и чувствовать свою важность. Ведь такой маленький ребенок еще не отдает отчета своим поступкам и может пострадать. Андри же на меня злится и говорит, что в «его время» все справлялись, а сейчас из детей делают маменькиных сыночков. Хотя я, в свою очередь, считаю, что, наоборот, хорошо, что наши дети могут расти в более безопасной среде, чем мы росли. Мне также приходилось лет в пять оставаться одной дома, и мне было очень страшно и неприятно. Я сидела у окна и ждала возвращения мамы, поэтому я хочу оградить своего ребенка от этого. Как же мне донести до своего мужа, что времена изменились, и что раньше считалось хорошим воспитанием, теперь кануло в лето?»

НАВЕРХ