Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Почему среди 30-летних так много одиночек

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Девушка. Фото иллюстративное. | ФОТО: Panther Media/Scanpix

Казалось бы, плюс-минус тридцать лет — золотой период в жизни женщины: база в карьере заложена, сил — море, а жизненный опыт уже позволяет не совершать глупых ошибок в личной жизни. Тем не менее многие страдают от одиночества и невозможности найти партнера. Клинический психолог Юлия Кроха разбирается, почему поколению тридцатилетних все сложнее быть с кем-то.

Слишком много «хочу!»

Женщине в большом городе живется ох как непросто. Хочется всего и сразу: получить образование, а лучше не одно, защитить диссертацию, на худой конец заиметь степень MBA. Выстроить карьеру, параллельно создать пару стартапов: так, чтобы было чем заниматься, пока едешь с работы/на работу, пишет Lady.mail.ru.

Важно еще развивать личный бренд, куда же без него сегодня... Добавим занятия фитнесом — чтобы быть в форме, косметологию — чтобы «овал не поплыл», путешествия — надо же поделиться с подругами фоточками в Instagram. В список желаний еще включается духовный рост — тренинги, работа с личным коучем или психотерапевтом.

Ну и, конечно, богатая культурная жизнь — там премьера, здесь инсталляция, про биеннале тоже было бы обидно забыть. Я уже не говорю про семью и отношения: вроде бы тридцать, поди, уже не девочка, пора сознательно задуматься о том, кто с тобой рядом на ближайшие, если не десятилетия, то хотя бы пару лет.

Но получается, как в детском стихотворении — «драмкружок, кружок по фото, хоркружок — мне петь охота». Выбор огромен, возможностей — еще больше, только успевай хотеть. Только вот на отношения времени не остается совсем.

Слишком мало «могу»

Оборотная сторона этого почти маниакального виш-листа — отсутствие сил и энергии даже на самые обыденные вещи: вечером добралась до дома и включила любимый сериал, который заменит общение с любимыми людьми. Если все же хочется близости, есть цифровой суррогат: соцсеточки и мессенджеры, в которых можно замечательно пообщаться, при этом не вылезая из-под мягкого одеялка. Нуждаешься в тактильном контакте — теплый бочок котика прекрасно заменяет человеческие объятия.

Крайнее проявление подобного «овощизма» уже процветает в Японии и многих азиатских странах и называется «хикикомори». Молодые люди сознательно выключают себя из социального взаимодействия и буквально хоронят себя заживо в четырех стенах. Живут они на пособие по безработице или их кормят родители.

Моя клиентка Марина в тридцать два года уволилась с престижной работы, где она возглавляла юридический отдел крупной строительной компании. Первый месяц решила просто отдохнуть: слетала в Таиланд, заехала к подруге в соседнюю Камбоджу. Вернувшись домой, еще пару месяцев вяло искала работу, попутно зарегистрировавшись на сайтах знакомств.

«Пока работала — мне было некогда, делала карьеру и не замечала своего одиночества. Периодически с кем-то встречалась, потом расставалась, ничего серьезного. Когда уволилась — поняла, что настолько устала эмоционально и психологически, что сил нет искать партнера. А строить отношения — это же как сердце наружу, формат 24/7, 365 дней в году, — рассуждает Марина. — Сейчас я тупо проедаю оставшиеся после увольнения деньги и пытаюсь понять, что буду делать дальше. Это не депрессия в клиническом смысле слова, просто апатия».

Слишком много «надо»

Добавим сюда еще давление окружения: «Тебе уже 30, когда свадьба?» На этот вопрос соседок, тетушек, кумушек хочется отвечать долго и ненормативно, правда, воспитание сдерживает. «А когда рожать будешь?» — тут уже крышу срывает у самых воспитанных и терпеливых. Все эти вопросы вызывают лишь одну реакцию — сопротивление. Желание искать партнера и создавать отношения пропадает под натиском этого чужого «надо».

В основном «надо» кропотливо и с детства насаждают чересчур заботливые или гиперопекающие матери. Такие, как в анекдоте про Верочку, которая гуляет на улице и, слыша мамин окрик из окна, спрашивает: «Я что, уже проголодалась?» А ей в ответ: «Нет, дочка, тебе холодно, иди шапочку надень». Подобные мамы подменяют желания детей своими собственными, из серии «положи себе сметанки, тебе вкуснее будет». Девочки Верочки, Машеньки и Сонечки вырастают, так и не научившись выражать свои потребности и противостоять гиперопеке.

Другая моя клиентка Катя — девственница в 28 лет. Тихая, вежливая молодая женщина, школа с золотой медалью, красный диплом серьезного вуза. Живет с родителями, на прием пришла по настоянию мамы и искренне недоумевает: «Зачем мне отношения? Меня и так все устраивает».

Катина история — особая. Обычно психотерапевту достаточно отделить сопротивление родителям и собственное желание построить отношения. В случае Кати пройдет еще много времени, прежде чем она начнет осознавать свои потребности. Да и то никто не даст гарантии, что в результате ей захочется близости с другим человеком.

Получается, у родителей поколения 30-летних не было таких возможностей, мало что отвлекало от создания семьи, да и выживать вместе было проще. Современные 20-летние, судя по опросам, еще не определились, нужна ли им вообще семья. А вот те, кому немного за тридцать, отношений желают, но не всегда могут их создать. И, кажется, теперь, когда причины ясны, с этим можно что-то сделать.

Наверх