«Мне жалко отдать свое тело на растерзание»: монолог чайлдфри

Фото иллюстративное

ФОТО: Scanpix

«Однажды моя подруга осторожно спросила: "Даша, ты говоришь, что ты — чайлдфри. А ты правда ненавидишь детей?"». Журналист Дарья Шипачева на своем примере развенчивает мифы о людях, которые осознанно решили не становиться родителями.

Это чайлдхейт ненавидят детей

Чайлдфри – это люди, которые по разным причинам не планируют заводить собственных детей. При этом к тем, у кого есть дети, они относятся по принципу «Твоя жизнь, твое тело — твое дело».

Большинство из нас часто слышали фразы в духе: «А когда ребеночка заведете?», «А почему не хотите? Дети — это счастье!», «Вот родишь своего — поймешь». Так что в этом вопросе мы очень бережно относимся к чужим границам, пишет Deti.mail.ru.

Но есть и так называемые «чайлдхейт» (от английского child hate, то есть «ненавидящие детей»). От них можно услышать такие высказывания (цитирую по ЖЖ-сообществу ru-childfree):

«Мне почему-то кажется, что от постоянного общения с детьми изначально нормальные люди могут стать дебилами и отморозками».

«Если чей-то ребенок громко ревет, а мамаша не может его успокаивать, подхожу и говорю: "А вы уверены, что вашему ребенку рады?"».

На самом деле, люди из категории детоненавистников даже не всегда являются истинными чайлдфри. Часто у них есть собственные дети (цитирую по тому же сообществу):

«Неумение радоваться чужому орущему посреди филармонии ребенку не делает меня чайлдфри. Напротив, я хочу своих детей. И я точно могу сказать, что буду тщательно следить, не мешает ли мой ребенок кому-нибудь».

Мы большие, мы потерпим

По сотням причин дети кричат и плачут, в том числе в ресторанах, театрах, поездах и самолетах. Бывают дети с неврологическими нарушениями, которых не так просто успокоить. И чайлдфри это понимают. Возможно, это одна из причин, почему мы решаем детей не заводить.

Однако мы уважаем право каждого на жизнь, а дети — такие же люди, только маленькие. И они имеют право находиться вместе с нами в обществе, со всеми своими особенностями. Мы большие, мы потерпим.

А вот чайлдхейт не потерпят — это эгоцентричные и нетерпимые люди, которые ставят свой личный комфорт выше всего. Они считают возможным вмешиваться в частную жизнь других, давать свои советы по воспитанию чужих детей и так далее. Но ведь такие люди неприятны независимо от их отношения к вопросу деторождения, правда?

Мы не хотим детей и мы не монстры

Старший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Ольга Исупова предлагает две мотивации не заводить детей — это отвращение к детности и очарованность бездетностью.

Первое значит, что у человека (чаще женщины, потому что это касается в основном ее) вызывает неприязнь мысль о беременности, родах, грудном вскармливании. У таких людей чужие младенцы вызывают не умиление, а отторжение.

Очарованные бездетным образом жизни настолько любят свою свободу, возможность в любой момент уехать куда-нибудь, что дети никак не вписываются в их прекрасную картину мира. И любые потенциальные бонусы от материнства и отцовства не компенсируют этим людям то, что они могут потерять, обзаведясь потомством.

Но во мне, например, сочетаются отвращение к детности и очарованность бездетностью. Мне жалко отдать свое тело на растерзание новому организму, мое собственное здоровье для меня ценнее.

Я слишком люблю свой свободный образ жизни, поэтому не уверена, что когда-либо буду готова от него отказаться ради детей. Я не вижу в материнстве для себя таких сильных бонусов, чтобы поставить на него всю свою жизнь (и, вполне возможно, потерять все).

Люди говорят мне: «Это эгоизм!»

А разве рожать детей — не эгоизм? Можно убеждать всех, что ты рожаешь ради демографии, страны, президента, «чтобы отстала мама», «чтобы удержать мужа». Но на деле люди заводят детей, потому что они их хотят, они им нужны. Или не заводят — потому что не хотят и не нужны.

И что из этого больший эгоизм — рожать или не рожать? Для меня это сомнительный подарок — жизнь в мире, где каждый третий может заболеть раком, где минимум треть женщин подвергается домашнему и сексуальному насилию, где люди до сих пор умирают от голода, регулярно происходят теракты, убийства, несчастные случаи. Но мы рассуждаем так только относительно себя, делаем выбор за своих потенциальных детей, не за ваших.

Некоторые чайлдфри думают, что жизнь не так уж плоха, но при определенных условиях. Например, при нормальном здоровье родителей, хороших партнерских отношениях в семье, высоком доходе, жизни в благополучной стране, социальной поддержке. Понимая, что не смогут дать этого ребенку, они отказываются от деторождения.

У меня небольшой и нестабильный доход, нет партнера, я живу в стране с непредсказуемой экономикой и социальной политикой, у меня хроническая депрессия — даже если бы я не была чайлдфри по другим причинам, о каком рождении ребенка тут может идти речь?

При этом я много лет занимаюсь волонтерством в центре, где помогают детям с аутизмом. Когда-нибудь, возможно, я возьму под опеку достаточно взрослого ребенка. Поделиться своей любовью с тем, кто уже родился — для меня это оправдано, если у меня вдруг появится лишний ресурс, но приводить новых людей в этот мир я не готова.

Кому-то жизнь может казаться даром и благом. Но чайлдфри свое решение уже приняли, и его тоже стоит уважать.

Читать также

НАВЕРХ