Жена Алексея Будылина рассказала, каково это – переехать с семьей в чужую страну

ФОТО: Илона Тоотс

Вы только представьте, что однажды соберетесь и всей семьей переедете жить в другую страну. Страшно, да? Так же волнительно пришлось и семье Алексея Будылина и Илоны Тоотс, которые уехали на ПМЖ в Швейцарию. Читайте, каково это – осуществить переезд в неизведанное.

Мысль о том, что мы всей семьей однажды уедем из своего родного дома в Эстонии и поселимся где-то совсем в другом месте, как перезрелая малина упала на землю и начала выделять свой сладчайший сок задолго до того, как мы сами в ее вероятность поверили.

Наши близкие и знакомые, эстоноязычные и русскоязычные разъехались по всему свету: в Австралию, Норвегию, Англию, Россию, США, Канаду, Швецию, Францию... К счастью, часть из них уже вернулась, а остальные, тоже к счастью, остались на новой родине. Причины отъезда были разные, но в основном уезжали делать карьеру, набираться ума-разума, по зову любви. Но зачем нам покидать милую Эстонию, когда у нас здесь уже есть все самое важное: здоровье и любовь?

16-летняя дочка Малена ходила в школу и проблем там не было, оставалось лишь окончить гимназию. Ее окружила ватага друзей, с которыми творили как добрые, так и глупые дела – возраст тот еще! Кроме того, у нее был любимый вид спорта - фигурное катание на роликах, благодаря чему ей удавалось время от времени выезжать на соревнования за пределы Эстонии, набираться эмоций и опыта.

После года в садике четырехлетний Александр становился все самоуверенней, развивался как физически, так и духовно, словно на дрожжах, обзавелся новыми друзьями и почитателями его таланта гоняться за футбольным мячом на родном стадионе в Маарьямяэ.  

Круг замкнулся

Однако чем ясней становилось, что дальнейшее развитие в Эстонии мастерства и карьеры главы семьи Алексея как тренера зашло в тупик, тем больше стали мы обращать внимание на имеющиеся вокруг возможности. На посту главного тренера сборной Эстонии по дзюдо Алексей продолжал пополнять багаж своих знаний и опыта как путем дистанционного обучения, так и общаясь с известными авторитетами в этом виде спорта и иностранными коллегами, но для Эстонии он оставался тем пиком, к чему могли стремиться другие и выше которого здесь подняться невозможно. Мы уже давно с усмешкой относились к тому, когда ему приходилось доказывать, что он что-то из себя представляет. Кончилось же все тем, что даже средний для Эстонии размер зарплаты оказался обременительным для федерации, и должность его сократили. Это и послужило последним толчком к тому, чтобы серьезней задуматься о других, в том числе более заманчивых возможностях, за что огромное спасибо!

Никогда решение уехать из Эстонии не было для нас бегством от реальности. Скорее это был шанс открыть для себя еще нечто в этой жизни, все вместе ступить этот бесстрашный шаг в неизведанное и стать еще лучше и счастливее. Очень много сил придавало осознание того, что Алексей является признанным специалистом в мире дзюдо. В этом смысле нам было, может, чуть легче, чем обычной средней семье, покидающей родину и начинающей новую жизнь как бы с нуля. Мы непременно справимся!

С Алексеем мы вместе уже четверть века, поэтому наши дела и цели переплелись, мы на многое смотрим одинаково. Для меня карьера Алексея является тем, что вдохновляет нас обоих и дарит хлеб насущный, свои потребности в достижении чего-либо я воплощаю через него.

В Эстонии моя жизнь была наполнена обязательствами перед семьей, но на важном месте стояли также помощь Алексею в его работе (организационные вопросы), спорт, разные добровольческие и увлекательные мини-проекты, благодаря которым я познакомилась с огромным множеством людей по всей Эстонии и постоянно чувствовала action вокруг себя. Но несмотря на все это, кроме боязни оставить одного живчика-отца, ничто не удерживало меня здесь железной хваткой: ни родственники, ни друзья, ни увлечения и привычки - они же никуда не денутся, а если и денутся, то, может, и пора? Порой общение на расстоянии становится даже более насыщенным, чем находясь рядышком. Согревала и мысль о том, что мы будем не на другой стороне земного шара, а здесь, в Европе. Если понадобится, то сегодня в 19.00 я уже буду в Таллинне!

В поисках

Перед Олимпиадой в Афинах финны проявляли интерес к Алексею как к главному тренеру сборной, но моя вторая половина сразу отвергла эту мысль, поскольку в Эстонии он работал с сильной группой спортсменов, и это был очень дружный коллектив (один из них позже пробился на Олимпиаду), поэтому Алексей не собирался бросать своих ребят. После Олимпийских игр группа потихоньку распалась, и это послужило еще одним «освобождением».

Если раньше идея о переезде была скорее шальной, то перед Олимпиадой в Рио-де-Жанейро мы начали уже целенаправленные поиски профессиональной работы в сборных за пределами Эстонии. С одной стороны, Алексея привлекала мысль о  работе в стране, где ему самому пришлось бы строить все с нуля (Welcome to Nigeria!), но с другой, более свойственной ему стороны, он не хотел этого делать без подготовки. Он жаждал поучиться у еще более опытного тренера и разложить по полочкам (в голове и на бумаге) все те мысли, которые уже накопились там с годами. Случай свел Алексея с парнем из Эстонии, жившим и тренировавшимся в Швейцарии, а через него и со сборной этой страны. Одновременно с этим в воздухе витали полусырые, но вдохновляющие предложения из Скандинавских стран. Все встало на свои места и для него, и для местных после того, как его позвали на две недели на тестирование в Швейцарию.

Объяснение этому простое: в Швейцари как раз искали тренера с таким подходом и опытом, как у Алексея. Ведь в дзюдо несколько школ: и японская, и бывшая советская, и классическая европейская. Алексей представлял старую добрую советскую школу, дополненную современным европейским подходом. Теперь, когда представилась возможность сделать шаг вперед, мы уже сами были очень заинтересованы в том, чтобы все сложилось и был сделан следующий шаг – перейти от слов к делу. Если бы это сорвалось, мы бы все равно продолжили поиски, но в тот момент перспектива оставаться в Эстонии уже стала угнетать меня. Чем дальше, тем больше я видела, что и Алексей не сомневается в необходимости переезда, а напротив, нуждается в нем и настаивает на этом. Добрая весть пришла весной: сборная Швейцарий нанимает его вторым тренером сборной как минимум до Олимпиады 2024 года!

Все ли на борту?

Единственной, кто сопротивлялся нашим планам поменять место жительства, с самого начала была наша дочь Малена. Она рыдала, кричала, устраивала драмы, затем радовалась, рассказывала друзьям, потом снова пускалась в плач - и так много-много раз, как на американских горках. Конечно, мы понимали, что у нее есть друзья, увлечения, привязанности, потребности, которых мы, по ее словам, хотели ее безжалостно лишить. Но мы ведь предлагали ей и кое-что взамен, как нам казалось, даже более стоящее. Так считали мы, взрослые, но она продолжала видеть это изменение жизни лишь в мрачных красках. Большим подспорьем оказалась поддержка моего отца и родителей Алексея, которые убеждали ее, что нам действительно следует поехать и испытать себя. Малена, кстати, девушка неглупая, поэтому она быстро нашла козырную карту, которую почти нечем было крыть: «Ну как ты можешь оставить здесь одного своего родного отца?!» Да, эта мысль была не из приятных, но простите мне мою эгоистичность и позвольте жить в гармонии со своей душей, тем более что отец прозябание здесь тоже не приветствовал.

Разумеется, нам было важно познакомиться с опытом тех, кто уже проделали этот путь, потому что мы уезжали не с пустыми руками, а с двумя детьми, за жизнь которых несли ответственность. Но все из тех, кто жили за границей в одиночку, вдвоем, с детьми или без них, буквально в один голос уверяли, что это был крайне полезный опыт в их жизни, и если бы еще представилась такая возможность, они бы без колебаний воспользовались ею. Их наказ звучал так: «Вы обязательно должны поехать!»

Жизнь в режиме ожидания

Уточнение срока отъезда оказалось сложней, чем мы планировали. Алексей поступил на работу со ставкой в 75%, но к январю 2018 года, когда мы должны были за ним последовать, его занятость должна была возрасти до максимума. Это означало, что не будет больше полетов в Эстонию и увеличится занятость на месте. Весь 2017 год Алексей жил как Фигаро – в двух странах одновременно. Меня удивило, насколько быстро он адаптировался в Швейцарии, с каким удовольствием делился кусочками тамошней жизни и насколько плохо скрывал, что ему уже не терпится вернуться. Ярче всего бросалась в глаза его удовлетворенность работой. В каком-то смысле даже трудно назвать работой увлеченность человека тем, что дарит ему творческое наслаждение, позволяет самореализоваться и наполнять свою жизнь смыслом.

Уже осенью Малена предупредила школу и одноклассников, что с середины учебного года, в январе, исчезнет. Александр также заранее рассказал в садике, что скоро уедет в Чвейчарию и будет там с Рональдо играть в футбол. С ним было невероятно легко, он действительно ждал переезда и никаких драм не устраивал. Но к январю обновленный договор Алексея все еще не был подписан, и наша жизнь застыла на месте. 

Невероятно, но Малена продолжала спокойно ходить в школу, хотя могла этого уже и не делать! Поскольку в Швейцарии ей снова предстоит пойти в 10-й класс, но теперь уже на немецком, то пока ей пришлось сосредоточиться именно на изучении языка. Мне вообще-то надоело жить в режиме ожидания. Но в то же время было здорово, что с каждым месяцем солнце Эстонии все больше заглядывало в наши окна, что удалось удачно продать квартиру, в которой мы провели 13 лет, завершить все незавершенные дела, раздать ненужные больше вещи, попрощаться с друзьями и знакомыми – а тем временем в Швейцарии Алексей в поте лица искал нам новый дом, школу, садик...

К началу марта мы так и не управились, зато в начале апреля все уже было на мази. Здесь и начинается новый отчет времени для нашей семьи. Не сомневаемся, что красивый, добрый и счастливый!

Читать также

НАВЕРХ