«Мы – вечные декретницы»: исповедь няни

Фото иллюстративное

ФОТО: Arne Trautmann / PantherMedia / Arne Trautmann

Московская няня откровенно рассказала, как «портит» детей гиперопека, какими требованиями родители удивили ее больше всего и почему не стоит слишком привязываться к своему воспитаннику.

У няни нет ни начальника, ни друзей по работе

По первому образованию я воспитатель детского сада-психолог. Работала и в саду, и в специальных коррекционных школах для умственно отсталых детей. Сейчас мне 44 года, последние три года я работаю няней в Москве, пишет Deti.mail.ru.

Няня – это вечная декретница с графиком с 8 утра до 8 вечера. У нее, как и у матери новорожденного, нет друзей по работе, нет возможности реализовать свой потенциал, нет начальника, который бы хвалил за успехи или подстегивал. Нам не хватает общения, потому что ребенок до определенного возраста не умеет говорить.

Если молодая мать может пойти посидеть в кафе с друзьями или заняться шопингом, то день няни полностью занят ребенком. Строгий режим: поели, поспали, погуляли, пообнимались и – все сначала.

Первое время я общалась с другими нянями на детской площадке, бывало, жаловалась на хозяев, делилась впечатлениями. Теперь стало неинтересно. Мне нужны деньги, а родители неплохо платят. Моего положения никто не изменит, не облегчит, ничего не подскажет.

Мы хотели горы свернуть, а сейчас дети никуда не стремятся

В семье, где я работаю сейчас, трехлетний мальчик. Он единственный ребенок, долгожданный, поздний. Я могу понять маму, но ее чрезмерная любовь вредит ребенку. В три года он не умеет держать ложку, ручку, до сих пор сосет соску.

Мальчик хороший, спокойный, но очень ленивый. Ест только каши и жидкую еду из блендера, потому что даже жевать ему лень.

В воспитании сейчас все поменялось. Раньше нам прививали моральные принципы, мы были пионерами, комсомольцами, тимуровцами. Хотели стать героями, горы свернуть. Дети, которые растут сейчас, никуда особо не стремятся. Они просто хотят сталкиваться с минимальным количеством проблем.

Зато сейчас родители больше вкладываются финансово в развитие ребенка. У детей больше возможностей узнать что-то, более интересные игрушки и книжки, к их услугам – репетиторы, бассейны, массажисты.

Мальчика укусил комар — мать подняла крик

Мама вбила мальчику в голову, что от других детей он может подцепить микробы и заболеть. На прогулке, когда я предлагаю поиграть с другими, он серьезно отвечает: «Нет, ты что, у них руки грязные, там, наверное, бактерии!»

На детской площадке он не отходит от меня ни на шаг, буквально виснет на руках. Других детей боится, прячется за меня, когда они подходят.

Каждая царапина – трагедия. Укусил комар – мама поднимает крик: «Куда вы смотрели? Вы должны отгонять этих комаров». Предыдущая няня, оказывается, надевала на ребенка москитную сетку и носила его все время на руках. У меня на такое не хватит сил, мальчик довольно упитанный. Первое, что мы учились делать без «специальной экипировки», – это кататься с горки.

Я у многих замечаю сейчас «психоз» на почве чистоты, микробов, свежего воздуха. Это передается детям. Когда я растила свою дочь, не задумывалась, что все это многообразие микробов может ей навредить.

Если раньше поцарапались – мама шептала над ранкой, и все – заживало. Сейчас ребенок первым делом кричит: «Помазать!» Даже в песок лезут играть в перчатках – подумать не могла, что так бывает.

Своей дочери я давала меньше, чем чужому ребенку

Родители думают: «Я ей плачу, значит, должно быть так, как я хочу». Это нормально. Маме бесполезно что-либо доказывать. Она так и будет готовить ребенку для прогулки белую одежду, а потом ругать меня за то, что она грязная. Просто теперь я говорю себе: «Ты умная женщина, мама ушла на работу. Положили тебе белую футболку – убери в сторону и возьми черную. Никто и не узнает».

Я понимаю, что своей дочери я давала меньше, чем этому ребенку. Для меня работа няни – это скорее самореализация. Со своей дочерью у меня не было возможности проводить столько времени. Я родила ее рано и не помню, как она выросла. Возможно, я стану прекрасной бабушкой.

Больше всего мне интересно узнать, что я могу дать этому ребенку, чему у него научусь. Мы с ним занимается, играем, гуляем, делаем массаж. Мне нравится, когда у него что-то получается. Иногда он огорчает меня, это тоже опыт.

Я провожу с этим мальчиком 12 часов в сутки. Я люблю его, но стараюсь сдерживать свои чувства, одергиваю себя. Рано или поздно он пойдет в детсад, будет жить только со своими родителями. Мне приходится напоминать себе об этом, чтобы расставание не было таким травматичным. Получается плохо, если честно.

НАВЕРХ
Back