«Будить меня по утрам запрещено». Откровенное письмо многодетной матери

Portrait of a mature woman with her two daughters having picnic in a park

ФОТО: JCB Prod / PantherMedia / JCB Prod

У москвички Елены Модиной трое детей — и довольно оригинальный взгляд на материнство. Впрочем, многим он покажется знакомым.

«Я не очень хорошая мать. Жутковато об этом думать, но это так. Сейчас сниму с себя покров идеальной многодетной матери и расскажу, как есть, передает Goodhouse.ru.

Все мое материнство и все стратегии воспитания сводятся к известному анекдоту про «делаю вам хорошую маму».

Я очень требовательная и местами авторитарная. Если где-то что-то кому-то не нравится, мы делаем так, как удобно мне, а не детям. Ровно для того, чтобы у меня потом хватало ресурса на всех остальных. В сложных спорах я заставляю делать по‑своему. Порой наказываю, запрещаю, лишаю прогулок, десертов и планшетов, укладываю спать на пару часов раньше. И кричу. Довольно много. Это мой внутренний дьявол и я его изгоняю из себя.

Я не выношу нытья — с этим мне тоже приходится работать, стало уже лучше, нытье одного ребенка я могу контейнировать. Но когда открываются врата ада у трех одновременно, меня уносит, и я кричу. Или представляю себе крики чаек и шум моря и подливаю белого вина, если уже послеобеденное время и я не за рулем.

Я не провожу много времени с детьми и не играю с ними — не люблю детские игры. Даже на выходных и в отпуске. Они все время со мной, мы постоянно обсуждаем самые разные темы, животных, сказки, волшебство, природу, химию, камни, физику, мультики, кулинарию, школу, друзей — но это не выглядит как на картинке «мама с детьми». Они прибегают, задают вопрос и убегают дальше. Я не собираю Лего и паззлы, не вожусь с конструкторами, не катаю кукол в колясках и не играю с двумя роскошными двухэтажными игрушечными домами, не устраиваю ралли с машинками. Я прошу их играть без меня. И они хорошо справляются.

О ужас, я не гуляю с детьми. Летом они гуляют у бабушки с дедушкой или с Зоей на нашей площадке. В учебное время у младших есть прогулки в школе и в садике. Я не вожу детей по развивашкам и объективно мало им читаю. Младшая в садике с кучей дополнительных занятий. Сыну спортивные секции сейчас надо снова набирать на учебный год и занятия в реабилитационном центре. Старшей на подготовку к ЕГЭ сейчас нужны будут репетиторы, а так у нее в школе миллион факультативов, английский по скайпу плюс художка по выходным.

На ночь слушаем аудиокниги. Вместо чтения делаю с сыном домашние уроки. Долго, трудно и муторно. Всегда считала, что домашние уроки — это детская задача, и вот Николай показал, что все дети разные.

Если у меня есть выбор провести вечер с детьми или поехать гулять с подругами или там в театр есть билет — я выбираю не детей.

Я выбираю себя и свое свободное дыхание — чтобы вернуться к детям счастливым человеком, а не задохлой лошадью.

Я позволяю им много времени проводить в планшетах. Часа по три-четыре в день получается — у каждого свой планшет и брать его можно только с моего разрешения. Кроме Зои, она уже сама определяет свое время. Предварительно на заре этих планшетов я закачала туда развивашки. Сын по планшету в год научился различать цвета и сложные геометрические формы. В два года знал счет в пределах десятка. Сейчас он засматривается документальными фильмами ВВС о насекомых и морских животных, сам находит. Разумеется, мультики тоже есть и их много, но не они одни.

Младшей сейчас три года — я вообще ничем с ней не занималась, поняла это вот только что. Читала книжки-малышки ей Зоя и бабушки, учили ее цветам-формам-счету-животным всяким брат с сестрой во время игр.

Я крайне редко выезжаю со всеми детьми в музей или театр. Только с каждым отдельно. Иначе вместо радости получаем драку и недовольство как минимум двух из нашей честной компании.

У каждого есть свои домашние обязанности. Все домашние дела по выходным и на каникулах у нас на детях. Так было в моей родительский семье, так же и у нас. Уборку, конечно, дети делают совсем не идеально, но дома относительно чисто, и меня это устраивает. За двумя котами полностью ухаживает сын. Когда на каникулах мне надо уехать по работе в Москву допоздна, я спрашиваю у Зои: — Мне кому платить, тебе или няне? — С ума сошла, мне, конечно! — Своим положены скидки. — Договорились.

Зоя в шестнадцать лет умеет приготовить яичницу, омлет, макароны, сосиски, пельмени. Николай в восемь лет умеет все это плюс почистить и пожарить картошку и напечь блинов.

Вечерний отбой для младших у нас в девять вечера, после этого начинается тихое взрослое время. Зоя садится под бочок и говорит: Давай поговорим.

Будить меня по утрам запрещено — младшие просыпаются в шесть утра и играют у себя в детской по возможности тихо. Иначе я ужасно ругаюсь и кричу. Мне нужно высыпаться. Я уже сплю вполглаза, когда они начинают свои «тихие» утренние игры, но все же сплю. И Николай может мне заварить кофе с утра.

Люблю ли я своих детей? Я обожаю их, и будь у меня второй шанс, родила бы их всех еще раз. И еще одного маленького мальчика. Считаю ли я, что дети это счастье? Нет, не считаю. Они не счастье, они жизнь. Но дети это не вся моя жизнь, лишь одна очень важная часть. Как сердце — не весь организм, но без него никак.

НАВЕРХ