«Вентиляцию легких делали на коленях, на полу в туалете»: главврач рассказала о гибели беременной в России

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Свеча. Снимок иллюстративный.

ФОТО: TYRONE SIU/REUTERS

Приступ произошёл внезапно – врач до сих пор не знает, почему у женщины появилось столько тромбов.

Корреспонденты NGS55.RU побывали в гинекологической больнице на улице 22-го Партсъезда (Екатеринбург, Омск), где неделю назад от тромбоэмболии умерла 25-летняя омичка на третьем месяце беременности. Всего за несколько минут до потери сознания она сказала по телефону родителям, что у неё всё хорошо. О том, почему в этом медучреждении нет типовых бланков о смерти пациентов и почему женщина умерла через несколько часов после поступления, рассказала главный врач больницы Галина Степанова.

— Расскажите, как это произошло.

— Женщина поступила вечером, в половине пятого, с жалобой на боли внизу живота и рвоту — до десяти раз в сутки на протяжении десяти дней. Из-за рвоты у нее было сильное обезвоживание, изменился состав крови. Прежде всего мы начали восполнять объёмы — вы даже в фильмах это видите: первое, что делается при всех дорожно-транспортных происшествиях при потере крови — ставится система с физраствором, чтобы сердце не остановилось. Это был первый этап.

Далее. УЗИ показало угрозу выкидыша из-за повышенного тонуса. Назначили гормональный препарат «Утрожестан» в свечах. Но женщина не успела его принять — он так и остался лежать на её тумбочке. Другого вмешательства не предполагалось — на тот момент просто не было таких сведений. Было ли у неё какое-то заболевание, мы не знаем. Врачам сказала, что у неё гастрит. Всё.

— То есть её состояние не вызывало подозрений?

— Система закончилась без пятнадцати восемь. После системы женщина нормально себя чувствовала — это подтверждают и сотрудники, и пациентки, лежавшие с ней в палате. Просто в это время дежурные врачи проводят вечерний обход. Когда наш дежурный врач зашла в 508 кабинет во время обхода, девочка стелила постель. Как и все, сказала: всё нормально. Врач пошла дальше по палатам. Потом и родственники говорили: «Мы же с ней вот по телефону общались, она говорила, что всё хорошо»…

— Получается, приступ начался внезапно?

— Она пошла в туалет. Там поставила анализ мочи в специальный контейнер. А затем, по всей видимости, осела на пол — у неё на теле не было ушибов, повреждений… Одна из пациенток зашла в туалет, увидела ее и позвала санитарку. Врачи, которые были в больнице, — три акушера-гинеколога, два анестезиолога-реаниматолога, врач УЗИ, врач клинической лабораторной диагностики… Кабинет одного из анестезиологов располагается через две двери от туалета.

— По версии пациенток-очевидцев, они сами бегали по этажу и долго искали врачей.

— А где в это время вообще могли быть врачи? Куда бы они ушли во время обхода? Через пять минут она уже была заинтубирована (начата искусственная вентиляция лёгкихприм. ред.), введены все лекарства, какие положены. Дальше помощь уже оказывалась в реанимационном отделении.

Меня в этот момент на работе не было. Живу недалеко, вечером звонок: «Галина Васильевна, тяжёлая пациентка». Я — пулей. Когда прибежала, она была уже в реанимации — в той же одежде... Сердце уже не билось. Врачи в шоке — на полу в туалете на коленях интубировали, массаж сердца делали, потом транспортировали… Поэтому я даже не сразу смогла понять, откуда взялась эта женщина и почему она умерла.

— У вас нечасто умирают?

Галина Степанова на секунду замирает.

— Я сейчас не вспомню, когда у нас в последний раз умирали. У нас даже типового бланка о смерти нет... У нас это событие из ряда вон. Я работаю в нашем стационаре 38 лет — ни разу не было тромбоэмболических осложнений. А тут — поступила в половине пятого вечера, а в восемь часов приступ... При том, что пролечиваем до десяти тысяч пациенток в год.

— Родственники говорили, что вы не пропустили к телу девушки её маму.

— Мы все у меня в кабинете собрались, я всех заведующих из дома вызвала. Мама женщины… в каком состоянии после такого она ещё могла быть? Её муж лично по телефону попросил меня: пожалуйста, мою жену к дочери не пускайте. Затем приехал муж умершей. Ни слова не сказал. Потом попросил пустить его к ней. Конечно, мы дали ему проститься. И отец женщины со мной регулярно разговаривает — последний раз мне звонил вчера…

— По информации из соцсетей, родственники хотели подавать на больницу в суд.

— Мы очень переживаем и глубоко сочувствуем родственникам. Говорят, где-то про моё давление просочилось, кто-то как-то узнал... 

— Это я написал, мы с вами вчера по телефону разговаривали.

— Да? Знаете, вся больница переживает настолько… Многие в себя до сих пор прийти не могут. Похоронить своего ребёнка — это ужасно. Но встречаются и такие заболевания.

НАВЕРХ