Консультант по питанию из Эстонии раскрывает все секреты об операции по уменьшению желудка
Подготовка и жизнь после операции

Лишний вес.

ФОТО: Panther Media / Scanpix

«Клинических терапевтов по питанию в Эстонии два, и мы оба занимаемся также бариатрией, или хирургией веса», — говорит Анни Лаас и поясняет, что она работает с полной занятостью ответственной сестрой хирургического отделения в частной клинике Fertilitas, которая разделяет нагрузку между The Health Clinic и двумя частными фирмами. Вся деятельность в плане работы связана между собой. «Это отлично, что я вижу пациентов на разных этапах, это мне по душе, но работы довольно много», — признает Анни.

Мы говорим о питании до и после операции по уменьшению желудка. Как ты пришла к этому, был ли у тебя какой-то личный контакт или осознание, что это именно твоя сфера?

Жизнь так сложилась. Я двигалась по течению. Выучилась на акушерку, мне очень нравилось именно родовое отделение, но потом я почувствовала, что для расширения кругозора перед тем, как приступить к работе, я хочу пойти в хирургию и увидеть, что там происходит. До этого я не особо сталкивалась с сестринским делом, да и основательными эти контакты не назовешь. Акушерка — это такой самостоятельный работник, и быть сестрой вначале было непривычно, но меня очень заинтересовала хирургия. Я проработала несколько лет в интенсиве хирургического отделения, где мне сделали предложение начать заниматься клиническим питанием. Часть моих пациентов составляли бариатрические пациенты (хирургия веса). Я работала в Северо-Эстонской региональной больнице и потихоньку начала заниматься и ими, помогая своими специализированными знаниями в области питания персоналу бариатрии. Клиническое питание я в основном изучала за границей, хватаясь за любые возможности, чтобы получить как можно больше знаний. В Эстонии особо не было возможностей для изучения этой области.

Клинических терапевтов по питанию в Эстонии сейчас только два, и мы оба занимаемся бариатрическими пациентами. Видно, это отрасль, в которой нужна помощь специалиста по питанию. Есть много консультантов по питанию, которые занимаются здоровыми людьми, но бариатрия требует более клинического подхода как до, так и после операции.

В частной клинике очередь на ожидание составляет максимум один месяц. За один месяц ты можешь привести пациента в такое состояние, что его можно оперировать?

Обычно да. Если индекс массы тела не слишком большой, то мы составляем для пациента диету за две недели до операции, чтобы уменьшить размер печени (даже не столько с целью снижения веса). У людей с излишним весом, как правило, есть ожирение печени, и для того, чтобы операция была технически безопасна для хирурга, нужно уменьшить размер печени, что мы и делаем при помощи диеты с высоким содержанием белка, которая длится обычно две недели.

Какие продукты содержит эта диета?

Нужно пить заменитель приема пищи, имеющий высокое содержание белка, один раз в день есть «обычную» еду. Фактор пользы этой диеты состоит в том, что пациент практикует дисциплинированный образ жизни, который последует за операцией, особенно в течение первого постоперационного месяца.

Какова обратная связь, что, по мнению пациентов, является самым тяжелым испытанием?

Это весьма индивидуально. Самое сложное, наверное, — это привыкнуть к новому образу жизни. Забавно, но некоторые пациенты говорят, что диета до операции была самой сложной частью, потому что тяжело было обуздать аппетит. После операции это кажется более естественным, потому что эффект от операции по уменьшению желудка состоит, в числе прочего, и в том, что вкусы меняются, и особого аппетита больше нет.

Хирурги сказали, что они отправляют какого-то пациента к тебе — пусть скинет вес на диете, тогда и операция не понадобится. А тебе приходилось кому-нибудь говорить, чтобы он оставил эту мысль об операции? Сколько тех, кому благодаря твоей работе не нужно ложиться под нож?

В государственной больнице случалось, но в частной клинике я вижу, что пациенты больше информированы и знают, каким критериям они должны соответствовать, они готовы к этому. Иногда мы должны взвешивать коллегиально, нужны ли человеку еще разъяснения и консультации, если человек приходит, например, с утопическими надеждами, что эта операция решит все его жизненные проблемы, поможет стать успешным и найти любовь... В таких случаях есть возможность получить помощь у психолога. В частной системе врачи и консультанты имеют больше времени, чтобы сосредоточиться и подойти к пациенту индивидуально.

Сколько специальное питание до и после операции прибавляет к цене? Если операция по уменьшению желудка стоит, например, 5000, то какова будет цена с нужными расходами по питанию?

Я думаю, что это не очень накладно, потому что диета до операции короткая. Потом нужно придерживаться здорового питания, но объемы всегда будет небольшими. Более поздние расходы, о которых люди не думают, — это витамины, которые мы рекомендуем принимать после операции, потому что получаемые из еды минералы и витамины недостаточно хорошо впитываются, их не хватает при ограниченном питании. Витамины нужно принимать всю жизнь — они помогают надолго обеспечить пациенту хорошее здоровье. Поэтому мы честно рассказываем пациентам, что влечет за собой изменение стиля жизни после операции. Мы стараемся максимально снизить риски и быть с пациентами открытыми и честными, чтобы все это не стало потом неприятным сюрпризом. Предварительная информация дает чувство безопасности.

Тебе приходит на ум какая-нибудь история успеха, которого пациент добился благодаря хирургам и твоей работе?

О, таких примеров много! Например, один пациент отправился на триатлон, было здорово видеть, как он полностью изменил свою жизнь, был супермотивирован — операция дала ему необходимый для этого толчок. Очень радуют случаи, когда женщины, страдавшие из-за излишнего веса от бесплодия, сбрасывают вес и становятся матерями. Тогда я очень счастлива! При необходимости мы общаемся с акушерками и гинекологами, которые их наблюдают — у нас складывается команда, где все поддерживают друг друга.

Насколько велики ограничения после операции по уменьшению желудка, о чем человек должен знать?

Питание разделено на различные этапы, первые две недели, без сомнения, самые сложные, это так называемой «период пюре-питания». Но мы всегда поддержим, мы всегда открыты для общения. За этим следует «фаза мягкой еды». Я думаю, что первый месяц немного сложнее, но если пациент к нему подготовлен, для него это не будет шоком. Позже количество еды будет небольшим, и нужно следить, чтобы меню было богато белком и клетчаткой. После закрепления привычек эта история успеха продлится всю жизнь.

Эффект бариатрической операции заключается в том, что вес все же снижается, даже если вначале сделать что-то не так. Но в том, чтобы вес тела сохранился, важную роль играет движение, о котором нельзя забывать.

Что может случиться, если не следовать этому правильному питанию?

Вес снова начинает повышаться — это самая большая проблема. Но этого можно избежать, если действовать по нашим инструкциям. Клинический терапевт по питанию не ограничивается только рассказами о питании, мы всегда предупреждаем об откатах, которые могут произойти, помогаем минимизировать эти риски. При необходимости, мы всегда поддержим. В связи со снижением веса часто остается много лишней кожи. Мы говорим и об этом. Коже нужно время, чтобы стянуться. Есть определенные факторы, которые ухудшают состояние кожи, например, курение.

Каковы рекомендации, чтобы предотвратить попадание под нож?

Все настолько скучно, что все об этом знают. Можно есть все, но умеренно и сбалансированно, нужно пить воду. В день должно быть три основных приема пищи и два перекуса. Еда всегда зависит от образа жизни. Большинство моих пациентов говорит, что они едят так мало и так редко. Я думаю, что основная ошибка эстоноземельцев, которую они совершают в питании, и состоит в том, что они целый день практически ничего не едят, пьют много кофе, домой приходят очень голодными, и начинают есть, делая неправильный выбор. Все спешат, работы много, времени на еду нет — но это время нужно найти, чтобы не дать возникнуть настолько безумному чувству голода, что готов съесть собственные тапки, потому что к вечеру в животе совсем пусто. Невысокая физическая активность — это тоже проблема. На тренировки ходят скорее те, у кого нет проблем с весом.

Какой нормальный объем движения в течение дня?

В теории взрослый человек должен активно двигаться 150 минут в неделю со средней интенсивностью или 75 минут с высокой. Всем людям рекомендуется снизить время сидения.

Я считаю, что даже полчаса активного движения в день — это неплохая тренировка, будь то хоть уборка с пылесосом. В определенном возрасте природой установлено так, что люди должны быть более мягкими, не дряблыми, потому что им грозят различные факторы. Например, если они падают, падение будет мягче, небольшой жировой резерв пойдет на пользу. По мере старения у человека растет вероятность заболеть. В Северо-Эстонской региональной больнице я много работала с раковыми больными, и если очень худой пожилой человек заболевал, то болезнь у него протекала всегда тяжелее.

Я заметила, что через два месяца после бариатрической операции у пациентов в определенном смысле происходит легкое «увядание». Женщины, которые приходят на прием после операции, не особо счастливы ей, потому что много лишней кожи — произошел резкий сброс веса, кожа вообще не успела понять, что нужно стянуться, они немного испуганы. Большая потеря веса — это и для тела большой стресс. Но все пройдет! Тренировка поможет подтянуть тело, и кожа будет меньше мешать.

Как быстро происходит восстановление?

Пациенты восстанавливаются очень быстро, вечером после операции они уже ходят на своих двоих. Обычно после операции стоит взять 2 недели отпуска на восстановление.

Вызывает сожаление, что тема бариатрии в Эстонии до сих пор скорее табуирована. Операций по хирургии веса делается много, но об этом стыдятся говорить. Отношение общества таково, что это как будто путь наименьшего сопротивления. Люди собираются в тайные группы, боятся общественного порицания, проблемы и восстановление обсуждаются в закрытых кругах. Это и понятно. На самом деле, люди могли бы больше поддерживать друг друга, если бы мы говорили об этих проблемах. Люди боятся оступиться на этом пути, поэтому не рассказывают о нем. В любом случае, хирургия веса — это процесс, меняющий жизнь, который придает всей жизни новое качество.

НАВЕРХ