Уроженке Раквере Марине Прейсманн было всего 28 лет, когда у нее диагностировали агрессивную форму рака груди. Молодая женщина не собиралась сдаваться и начала проходить курс химиотерапии, однако ее ждало еще одно жуткое потрясение. 

В молодые годы Марина была смелой и решительной девушкой, которой казалось важным освоить надежную профессию. Она отучилась на швею, а после решила также получить профессию секретаря. Заочная форма обучения позволила ей параллельно работать в сфере обслуживания. 

Мне очень нравилось в сфере обслуживания! Общение с людьми приносило мне удовольствие, 

3

— признается Марина, которая в то время даже и представить себя не могла офисным работником, но думала, что образование может пригодиться ей в более врослом возрасте. 

Поиски себя привели Марину в Норвегию. В 2011 году она отправилась туда, чтобы работать в службе поддержки клиентов. 

Я наивно думала, что буду зарабатывать деньги, и тогда будущее будет беззаботным. Я заработала столько денег, что начала проставляться в компании друзей из Эстонии и покупала для себя вещи, которые мне действительно не были нужны,

3

— рассказывает Марина, которая решила все же вернуться в Эстонию, но уже через полгода вновь поехала в Норвегию, поскольку условия жизни в Эстонии не оправдали ее ожиданий.

Марина до болезни

ФОТО: Erakogu

Норвежские фьорды были прекрасны и приятны для жизни, но Марина все еще чувствовала, что ей нужно сделать что-то более значимое в своей жизни. Она вернулась в Эстонию в 2015 году, чтобы осуществить свою детскую мечту. В детстве она хотела стать парикмахером, и поэтому пошла учиться на дневное отделение, а также переехал из Раквере в Таллинн.

Мне приходилось ходить на работу и параллельно учиться, чтобы оплачивать счета, поэтому дни иногда длились до 16 часов.

3

Головные боли, вызванные переутомлением и нерегулярным питанием, заставили Марину сбавить обороты.

Я решила взять выходной, потому что учителя не было в школе, и моя подруга, которую я давно не видела, пришла в гости. Поскольку я очень устала, я сказала ей в шутку: «Эй, я рада, что ты заглянула ко мне, но давай сейчас пойдем спать!»,

3

— вспоминает Марина, которая в тот момент и понятия не имела, что происходит.

Немного позже Марина обнаружила, что у нее на груди имеется выпуклость диаметром около двух сантиметров. Когда она поняла, что может означать шишка на ее груди, девушка запаниковала. Ей потребовалось несколько недель, чтобы обратиться к врачу, и за это время шишка увеличилась еще на один сантиметр.

Анализы показали, что это был очень агрессивный рак молочной железы.

Я спросила доктора, какие у меня есть варианты, и он сказал, что рак на 92% агрессивен,

3

Марина вспоминает, что услышав это, она разрыдалась. Врачи сказали девушке, что единственный вариант лечения — химиотерапия и операция. Как признается Марина, у нее была генетическая предрасположенность к этому заболеванию.

Мне казалось, что я — звезда мыльной оперы, которая только и делает, что неудержимо плачет. Но на этот раз это была моя жизнь. Я вышла из кабинета и подумала, что все в коридоре поняли, что я услышала не самые хорошие новости. Впервые в жизни я была в настоящей панике.

3

Почему ты такая позитивная?

«Я всегда хотела маленькую грудь. И я подумала, о, йес, теперь она у меня будет! Я чувствовала себя ребенком, который не понимает, что его на самом деле теперь ждет. Мой онколог был весьма пессимистичным человеком и как-то спросил, почему я такая позитивная», - рассказывает Марина.

Не многие знали, что Марина носила парик

ФОТО: Erakogu

Первая химиотерапия длилась около трех часов, и это был момент, когда до Марины на самом деле дошло, что происходит. В течение трех дней после химиотерапии женщина чувствовала себя очень плохо: аппетит исчез, ее сердце болело, а настроение колебалось. Но затем она сознательно решила перенаправить свои мысли. Марина убеждала себя, что у нее не болит сердце и что на улице прекрасная погода (даже когда на самом деле шел дождь). И это, как она признается сейчас, очень помогало.

Не лить слезы

Марина с большой осторожностью сообщала матери о диагнозе и попросила ее сесть.

Мама сразу подумала, что я хочу бросить учебу. Я сказала, что не хочу, но мне поставили диагноз. Она немедленно приняла меры. Старшая сестра думала, что я беременна...

3

Семья не была готова к этому готова, но они решили не лить слезы, а сразу же сосредоточиться на решениях. 

Несмотря на то, что врачи этого не советовали, мать Марины решила обратиться к нетрадиционной медицине. 

Она изготовила все виды натуральных лекарств и купила все натуральное, чтобы очистить и стимулировать мое тело. Сестра, с которой я жила в Таллинне, постоянно использовала различные уловки, чтобы чаще со мной созваниваться и узнавать, все ли у меня в порядке, 

3

— рассказывает Марина, которой забота семьи конечно грела душу, но иногда эта гиперопека ее беспокоила, ведь она считала себя сильной женщиной. 

Химиотерапия и новый удар

Первый курс химиотерапии включал в себя шесть приемов в течение пяти месяцев. За пять дней до второй химии у Марины начали выпадать волосы, и на пятой процедуре она также потеряла брови и ресницы. После шестой химиотерапии обе груди должны были быть удалены, чтобы предотвратить возвращение рака.

«Из-за генетической предрасположенности, с вероятностью 85 процентов он мог вернуться в матку или грудь», — говорит Марина.

ФОТО: Erakogu

Наконец, этот день настал. 17 февраля 2017 года, когда мне пришлось попрощаться со своими D-чашками бюстгальтера и примерить чашки А-размера. Затем все изменилось — это сделало меня неуверенной в себе. Как будто одна часть меня отсутствовала. Хотя, когда я говорила с подругой о своих страхах, она спросила: «А теперь подумай, если бы тебе пришлось выбирать между грудью, руками и ногами, что было бы наименее «болезненно», что ты выбрала бы?» Это заставило меня снова взглянуть на все иначе. Это очень помогло и вернуло в мою жизнь позитив.

3

Пришло время идти на операцию, и все приготовления выглядели так, как в фильме: вы едете на каталке по длинному коридору, наркоз, а позже вы просыпаетесь.

«Через несколько дней после операции я пошла в душ. В ванной на зеркале висела ткань, вероятно для того, чтобы пациент не мог видеть себя. Я немедленно сняла с зеркала ткань и посмотрела на себя», - говорит Марина, которая не боялась увидеть себя без груди. На ее груди были большие пластыри.

Я была настолько доволна, что у меня не было груди, потому что мне никогда не нравились большие груди, и у меня из-за них были огромные комплексы,

3

— добавляет она.

Позже Марина планировала восстановить грудь. Для восстановления планировалось использовался ее собственный жир, который собрали бы с ее бедер и живота. К сожалению, его оказалось недостаточно, и тогда Марина решила установить имлантанты. Когда истек срок действия договора Больничной кассы о финансировании восстановления груди, Марине пришлось сменить больницу.

Ноги Марины после того, как из бедер была взята жировая ткань

ФОТО: Erakogu

В новой больнице был созван консилиум. «Между прочим, я упомянула хирургу, что я не была на компьютерной томографии полтора года», - говорит Марина. Хирург организовал обследование для Марины, и результаты были неутешительными. Рак перешел на легкие.

Мягко говоря, я была в истерике. Чувствовала, что жизнь снова рухнула. Я совсем не чувствовала себя больной. Очень много гнева было внутри меня. Почему рак вернулся? Почему я, что я такого сделала? Эти глупые вопросы «почему», которые у всех возникают. На следующий день я взяла боксерскую грушу и лупила ее до тех пор, пока мышцы не заболели, 

3

— признается она. 

Немедленно начали решать, как поступить и выяснять развилилсь ли метастазы из молочной железы или это был распространенный рак легких. Врачи выяснили, что рак все же перешел в легкие из молочных желез. 

Марине предоставили выбор: химиотерапия или удаления части легких.

Я была уверена, что больше не пойду на химиотерапию. Я согласилась на операцию.

3

Однако позже анализы показали, что рак все еще есть в легких, поэтому химиотерапию все же пришлось провести. 

ФОТО: Erakogu

Марина снова потеряла волосы. «В первый раз было круто быть лысой, потому что я училась на парикмахера, но во второй раз это было уже не приятно», - вспоминает Марина. Лекарство с каждым разом делали все более разбавленным, потому что кровь в истощенном организме не могла восстановиться. Храбрая женщина ходила на работу на протяжении всего периода лечения, и некоторые из ее ближайших коллег знали о состоянии Марины.

Рак заставил повзрослеть

«Я мотивировала себя идти на работу утром. Конечно, в течение дня у меня появлялись силы, но все равно после работы я шла спать, потому что просто не было сил. После работы я никуда не ходила. Моей единственной целью было пойти на работу, пройти курс лечения и двигаться дальше», - рассказывает Марина

Тогда она решила, что хочет пройти обучение и стать консультантом, потому что чувствовала необходимость помогать другим людям в такой же ситуации. Она дает много советов людям о том, как улучшить их умственное и физическое состояние.

Рак пришел, чтобы научить меня относиться к жизни более серьезно. Раньше я была очень нетерпеливой, но рак заставил меня повзрослеть. Моя цель на данный момент — максимально помогать и поддерживать других людей, и теперь я больше ценю жизнь. Рак пришел, чтобы научить меня смотреть на жизнь с позитивом, 

3

— признается Марина.

Анализ, проведенный на прошлой неделе, подтвердил, что на данный момент очагов рака нет, и Марина чувствует, что теперь она может жить полноценной жизнью.

«Я чувствую себя жизнеспособной, мотивированной. Я чувствую, что жизнь стоит того, чтобы жить долго!»

3

Советы, которые Марина хотела бы дать онкобольным:

  • Поставьте перед собой цель. «Даже если вы не сможете сразу ее достигнуть, знайте, что у вас есть дело». 
  • Много гуляйте. «Когда я хочу отключиться, иду гулять по лесу  – отлично помогает! Танцую на улице, если настроение того требует – тоже очень помогает. И мне все равно, если кто-то смотрит – я живу!»
  • Любимые занятия. «Я могу раскрашивать часами. Могу проснуться утром и раскрашивать восемь часов к ряду». 
  • Читайте. «Когда вы читаете о чужом опыте, начинаете понимать, что вы сами управляете своей жизнью. Всех, кого я слушала, рвало или они проводили время в больнице. У меня ничего подобного не было».